Far Far Away

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: - не надо инсценировать раздумья. (с) (список заголовков)
12:27 

Немного об ответственности.

Молодая красивая дрянь... (с) Есенин
Сейчас очень много воплей слышны из деревень Виларибо и Вилабаджо. В одном вопят "абортгрих!", в другом кричат "этонаборклетокблеать!", я никогда не высказывалась, просто поглядывала со стороны, хлопала глазами и пожимала плечами. Мне непонятны эти взаимовопли, но у меня есть мнение. Я его не навязываю, просто размышляю. Мы не в школе, чтобы ставить за мое "неправильное" мнение двойку и вызывать родителей к директору, пожурить меня за духовную неполноценность.

Это мои размышления сразу на две темы, но они переплетаются очень плотно.

Я не считаю, что есть смысл лезть кому-то в голову, матку и вагину со своим "ты уже пятерых понарожала, куда же тебе еще один?!" или "часики-то тикают, почему не рожаешь? Детищастье!". Мне, благо, повезло с родней, и, если они и думают, что я ущербная в свои 28 без мужа и детей, то молчат в тряпочку и не лезут.

Мое мнение стандартно - там где дети, там ответственность. И не важно, счастье они для тебя или еще какая-то метафизическая ерунда. Детский разум восприимчив и податлив, от его становления зависит взрослая жизнь человека, самое малое из провявления "податливости" детского разума - истории о том, как появляются фобии - историй таких моряокеяны. У моей лучшей подруги, например, арахнофобия просто потому, что, когда она была маленькая, ее более старший родственник напугал ее, приклеив паука к потолку, где он, естественно, умер. Но этот умник сообщил моей подруге, что пауки умеют и каким-то образом сообщать своим сородичам о том, что случилось, и сородичи эти придут отомстить. она не могла нормально спать несколько ночей, ждала, когда ее придут пауки убивать. Итак - моей подруге скоро тридцать лет, она понимает, откуда у нее появилась фобия, но ничего с этим поделать не может. Я сама лично видела страх у нее на лице при виде паука, я сама лично ловила ее, падующую в обморок, когда маленький паученок вероломно спустился на своей тоненькой паутинке прямо у подруги перед носом. А, казалось бы, такая мелочь, да?

Возьмем другой пример. Мне 28 лет, моей сестре 18. У нас одни и те же родители, одна и та же среда обитания, одинаковое воспитание одинаковыми книгами и людьми. Но я родилась, когда маме едва исполнилось 21 год, она жила в одной квартире с родителями моего отца, а бабушка моя, ни секунды не привираю, была натурально энергетическим вампиром. Рядом с ней невозможно было находиться и, при этом,быть добрым открытым человеком. Моя мама неосознанно закрывалась и обносила свою семью и меня в частности этакими "стенами", через которые бабушка не смогла бы пробиться в период становления моего отношения к людям. Я выросла озлобленной и закрытой, меня натурально трясет, когда кто-то пытается влезть в мою жизнь. И есть моя сестра, младше всего лишь на десять лет, которая с бабушкой не жила, и никаких бункеров выстраивать вокруг нее не пришлось. Она добрая и достаточно простая, остра на язык - но это следствие моего с ней язвительного общения.

Банальности типа - если родители не научили не мусорить, ребенок вряд ли научится этому настороне. Впрочем есть и хорошие примеры "податливости" детского разума. Все та же моя мама выросла в деревне, а это, как вы понимаете, почти равно тому, что она выросла в семье алкоголиков. Бухали все! Бухали по страшному! Моя мама настолько часто это видела, что, вместо того, чтобы самой пойти по стопам родни, решила, что алкоголь - это точно не спутник нормальных семейных отношений. Ну, а еще ее собаки взрастили, угу. Под столом с ними жила. А собаки добрые, верные и не пьют, как известно. Моя бабушка (мамина мать на этот раз) понарожав трех детей от разных мужчин, совершенно их воспитанием не занималась - как кукушка разбросала по родне и рада была. Любила повторять, что во время беременности и пила, и курила - а дети вон какие хорошие получились. Только, как я погляжу, в карту их медицинскую она не заглядывала. А сейчас требует к себе любви просто за то, что рожала.

И тут мы подходим ко второй истории, о которой мне хотелось бы поразмышлять и повопить. Вот прямо повопить, потому что у меня разума не хватает на осознание происходящего.

У всех есть знакомые или знакомые знакомых, которые имеют пристрастие к чему-то наркотическому. А то и ко всему подряд. Вот и у меня есть такая знакомая - она настолько дальняя знакомая знакомых знакомых, что видела я ее за свою жизнь дважды, но слышала частенько, так как она постоянно творит х**ню, и то тут, то там про нее слушок пройдет, так что приходится быть в курсе его жизни. В половых связях неразборчива, употребляет все, что найдет, пьет, курит, в мороз голой жопой в сугробе может сидеть обдолбанная часами... Дважды с передозом лежала в больничке. Ну, сами понимаете, какого поля ягода? Так вот, она тут восторженно сообщила кому-то, снюхав пару дорог, что она, понимаете ли, беременна! И она не просто беременна, она РЕШИЛА оставить ребенка. Срок - 11 недель. За эти три месяца обдолбанной или нажратой ее видели чуть ли не постоянно, о беременности она в курсе давненько - то есть херачит сознательно. И останавливаться не собирается. Я не понимаю. Совершенно. Она мелкая (младше меня лет, наверное, почти на пять), тупая и совершенно несознательная. Она не станет воспитывать ребенка, сбросит его на маму свою, сама продолжит херачить... а ребенок совершенно точно не родится здоровым. ЗАЧЕМ оставлять ребенка? НАХРЕНА? Зачем заставлять страдать его самого, маму? Потому что абортгрех? ВСЕ понимают, что не быть ребенку здоровым и счастливым, так НАХЕРА?!

Я не могу этого понять...

@темы: - Не надо инсценировать раздумья. (с), Да, невесёлым получился некролог... (с), И жить не хочется, и застрелиться лень... (с)

15:19 

Молодая красивая дрянь... (с) Есенин
Я очень люблю литературу, которая считается "детской". Или что-то типа того. Всякое волшебное фэнтези, сказки... ой, как мне это нравится. Правда, порой некоторые "бестселлеры" заставляют меня сдерживать рвотные позывы - не буду упоминать, какие именно, все имеют право на мнение, верно?

Я очень люблю литературу, которая считается "подростковой". Я, наверное, сама еще беснующийся подросток, несмотря на то, что мне 28, а не 15. Но читать эти "трудные" книги, переживать, плакать, хотеть бороться, не смиряться - поднимать толпы под флаги в защиту непонятных и непринятых... хочется жить, прочитав такие книги. Хочется бросаться на подростков, чтобы и они читали. Но тут же понимаешь, что проблема в том, что читающие подростки все и так понимают. А те, что не читают - им и не нужно, скорее всего.

Я очень люблю литературу, которая считается "домохозяйкиной". Женские романы, где все божественны и влюблены, покоряют друг ради друга горы, сгорают от страсти, восстают из пепла, играют свадьбы, рожают детей и остаются счастливыми по гроб жизни. Такие произведения заставляют меня смеяться, но при этом устраивать себе немного сказки. Глупые любовные романы отвлекают меня, если я прочитала что-то тяжелое, дают сердце снова биться ровно.

@темы: - Не надо инсценировать раздумья. (с), - Смеяться - вы последний? Я за вами. (с), Да, невесёлым получился некролог... (с), О, дай мне, дай мне, дай мне удлинитель! (с)

18:09 

О мужчинах, женщинах, предложениях и отношениях.

Молодая красивая дрянь... (с) Есенин
Я работаю в мужском коллективе, чем безмерно довольна. Но и здесь есть свои плюсы/минусы. Постоянно участвуя в их разговорах, или просто слушая их краем уха, начинаешь понимать, что не только мы, девушки, вселенское воплощение пи*деца. Мужчины тоже в этом участвуют. Но на самомо деле пост совсем не об этом.

Один из моих коллег решил жениться. И вот сидит он обедает в моем кабинете, и рассказывает парням, что да как. Самому ему скоро исполнится тридцать, до это он уже два года был женат, развелся, над тем периодом своей жизни любит поржать. Суть в том, что два парня у меня на работе (одному тридцать один год - он в разводе; второму 22 года - женат) начинают выяснять, с чего это он решил сделать девушке своей предложение. И коллега отвечает:
- Я подумал... мы два года вместе, пора бы уже.
И считает, что этот ответ вполне разумный. И, судя по тому, что мои ребята кивают головушками и молча соглашаются, я понимаю, что что-то не знаю о мире отношений. Напомню - я в разговоре не участвовала, лишь подло грела уши на их переговаривания, занимаясь своими обязанностями.

В общем, я на какие-то пару минут замерла и задумалась (а нам, бабонькам, это очень чревато!).

Сначала я была в отношениях семь долгих лет - мне там сделали предложение спустя нное количество лет, грубо говоря "вымаливали прощение". Мне это замужество было не нужно, в ЗАГС я не побежала, а наоборот сказала - мол, увижу, что ты полноценен и способен иметь семью, тогда и пойдем. Мы не пошли.

Сейчас моим отношениям скоро три года. И о каких "предложениях" руки и сердца может идти речь, если у меня поворачивается язык признаться в своих чувствах, только когда я пьяна, а у моего молодого человека вообще хрен пойми, что в голове и сердце - мне вот вообще не понятно, честно.

И вот внимание, вопрос. Это что-то не так со мной, наверное? И я не могу понять, это плохо или хорошо?

@темы: Палат больничных радостные краски... (с), Не спрашивай у женщин "Почему"... (с), - Не надо инсценировать раздумья. (с), - Любимая, не плачь... Найдём тебе мужчину. (с)

21:04 

Мы стали теми, кем клялись не быть...

Молодая красивая дрянь... (с) Есенин
Здравствуй, неделя, которую мне осталось прожить до двадцативосьмилетия.

Помню, как я оканчивала школу, будто это было всего год назад. Помню чувство, когда ты ещё беснующийся подросток, у тебя горящие широко открытые на мир глаза и ты едва дышишь от заполнившего твои лёгкие "воздуха свободы". Тебе все твердят: "У тебя впереди целая жизнь, ты можешь все, ты такая талантливая!" А ты живёшь мечтами о Настоящей Любви, начитавшись среднесортных женских романов, о путешествиях и море новых лиц. Ты думаешь, что все это будет твоим. Но, ссссука, даже не шевелишься, чтобы осуществить хоть что-то из своих мечтаний. Ты все время думаешь, что у тебя впереди действительно целая жизнь, и ты все успеешь, все сможешь, и можно немного полениться. И ты ленишься.

И вот проходит год, потом ещё один. Толпа людей, которых ты с лёгкой руки называла друзьями, внезапно, редеет с каждым годом. А ты все сидишь за жопе ровно и никуда не стремишься. Меняешь молодых людей одного за другим и разочаровываешься в Великой Любви. Понимаешь, что работаешь за копейки, а путешествовать дорого. И, как это пугает, не можешь же ты все бросить. И не задумываешься, что тебе НЕЧЕГО бросать.

Вот тебе уже за двадцать. В жопе у тебя все ещё шило, а в голове уже неразбериха. Ты оглядываешься по сторонам и замечаешь, что некоторые твои особо рьяные знакомые понаделали семей, некоторые даже понарожали. И ты посмеиваешься - они ж ещё молоды! Дураки! Вот ты молодец, ты не такая, ты не хочешь семью и не веришь в Настоящую Любовь. Да-да, в ту самую мифическую, предположительно существующую.

Несколько лет ты не замечаешь, они сливаются в один сплошной хрен знает чем наполненный поток бесполезных событий. А очухиваешься ты на пороге своего двадцатипятилетие очень удивленной: "То есть как это, четверть века за плечами? Я ж ничего не сделала, ничего не добилась, ничего не осуществила!" Успокаиваешь себя тем, что, вроде бы, поднабралась какого-то опыта... но где-то на задворках твоего сознания твой же собственный голос тихонько говорит: "Откуда у тебя опыт? У тебя - залюбленной, заласканной, окружённой заботой - опыт?". И ты сама это понимаешь. Но делаешь вид, что тебе комфортно и хорошо. Ты постоянно смеёшься, улыбаешься и шутишь. Тебе так комфортно. Якобы. А ночью в свой двадцать пятый день рождения ты ревешь, как наивная школьница, запуская в небо китайский фонарик. Потому что это чертовски романтично, а ты, как и любая девушка, в восторге от таких вещей.

И ты теряешься уже от того, что сама хочешь. Ничего не понимаешь, ничего не знаешь. Ты просто смотришь в паспорт и сходишь с ума.

У меня каждый день рождения будто... Накатывает все это. Я начинаю перебирать в голове все то, чего я хотела, и примерять на то, что есть сейчас. И они абсолютно не совпадают! Я ловлю себя на мысли, что хочу делиться своими эмоциями с человеком, который рядом, с мужчиной, с которым живу. Я хочу быть в силах показать, что я маленькое убогое существо, в силах пустить при нем слезу... Хочу, чтобы меня понимали, обнимали и успокаивали. Чтобы мне, по крайней мере, не было страшно показать эту свою никчёмность. Но в момент, когда я вдруг решаюсь это сделать - я поворачиваюсь к нему, открываю рот... и останавливаюсь. Смотрю на него, и мне кажется, что он не поймет. Или ему все равно.

И вот мне уже двадцать восемь. А я - жалкое ничтожество.

@темы: И жить не хочется, и застрелиться лень... (с), Да, невесёлым получился некролог... (с), - Не надо инсценировать раздумья. (с), - Любимая, не плачь... Найдём тебе мужчину. (с), Не спрашивай у женщин "Почему"... (с), По морде получили? Распишитесь! (с), Прогулка ночью, как попытка суицида... (с)

16:50 

Молодая красивая дрянь... (с) Есенин
Удобно верить в греческих богов...

Залетела, пока муж на работе/командировке/войне? Это Боги! Приняли личину мужа! И это не приблудный ребёнок! Это будущий полубог!

@темы: - Не надо инсценировать раздумья. (с)

17:41 

Молодая красивая дрянь... (с) Есенин
15:40 

Молодая красивая дрянь... (с) Есенин
Мама называет мою тетку сумасшедшей, но это, конечно, неправда. Она просто стремительная, шумная, энергичная, живая... Дикая, короче, как и вся наша семья. Так вот, моя сумасшедшая тетка любит повторять, что все происходит вовремя, а не раньше и не позже положенного срока. Вовремя. Никогда не задумывалась над её словами, а вот тут что-то прям пробрало...
Иногда меня можно обнаружить подозрительно тихо сидящей в каком-нибудь углу и смотрящей сквозь время и пространство. В такие моменты я выпучиваю глаза и не моргаю долгое время, просто молчу и, бывает, но очень редко, слушаю музыку. В общем, по всем признакам отсутствую в мире живых. Это я так думаю, копаюсь в ощущениях и воспоминаниях. Могу даже неожиданно разреветься! (Благо, за этим меня ещё, вроде бы, никто не поймал.) Так вот, все чаще я задумываюсь именно о том, как все действительно происходит в нужный момент. И насколько многое совершенно по-другому воспринималось лет пять-семь назад. И ведь не могу сказать точно, я это изменилась или что-то вокруг меня.

Странное ощущение. Одновременно и приятное, и пугающее.

@музыка: Scorpions - Wind of change

@настроение: Задумчивое

@темы: И жить не хочется, и застрелиться лень... (с), Да, невесёлым получился некролог... (с), - Не надо инсценировать раздумья. (с), - Любимая, не плачь... Найдём тебе мужчину. (с)

14:56 

Молодая красивая дрянь... (с) Есенин
Очень люблю запах мужской туалетной воды.

В маршрутку, в которой я ехала сегодня на работу, зашёл парень, выбритый, вылизанный и благоухающий чем-то свежим. Он сел рядом со мной, и я едва не проехала свою остановку, потому что просто сидела и усиленно дышала носом. Интересно, что это был за аромат? Очень похож на тот, что я дарила отцу... но все же не он.

@темы: Прогулка ночью, как попытка суицида... (с), - Не надо инсценировать раздумья. (с)

14:41 

Лубов

Молодая красивая дрянь... (с) Есенин
Вспомнилось, что примерно полтора года назад один мой приятель признавался мне в глубоких чувствах. А я, то белея, то красная, подбирала слова, чтобы, не слишком обидев человека, объяснить ему, что чувства его невзаимны. Помню, меня тогда потрясывало от переживаний за вечно депрессивного приятеля. Но стоило мне только договорить, он глубоко вздохнул и сказал мне:
- Я, собственно, так и думал, Марин, просто ж сама знаешь, надежда - глупое чувство, - мы покивали, натянуто посмеялись оба, и разошлись по домам.

Тогда меня мучили эгоистичные мысли о том, что неужели я могу привлекать внимание только депрессивников и суицидников, начала искать в себе что-то такое, отчего представители именно этой ниши "сильной" половины человечества при первом же удобном случае бросаются на меня, как на кусок свежей говяжей вырезки. Потом я начала грустить, разочаровываться в себе, сидеть на подоконнике и мечтать о НЁМ - нормальном парне, за которым не пришлось бы подтирать сопли и слюни, с которым надёжно, уютно и нестрашно, чтобы можно было девушкой побыть, а не посредственным гермафородитом, с женскими гениталиями, но мужским характером. После месяца ежевечернего воя на луну я, наконец, помню, взяла себя в руки и просто решила, что, пусть и хочется тра*хаться нестерпимо, а всякие примочки для самоудовлетворения все же не передают всего психологического кайфа настоящей физической близости, жить-то как-то надо. Череда сопливых ухажеров с их признаниям уверенности в себе не добавляли, но я, вроде бы, взялась за голову и начала, наконец, воспринимать себя более или менее адекватно. Это был период слабоволия и эгоизма, когда я жалела себя и мне было насрать на других.

Но он прошёл, и вот только сейчас (!!!) я задумалась, каково это - стоять перед человеком, признаваться в чувствах и ЗНАТЬ, что тебе откажут. Говорить и ждать, когда предмет твоих воздыханий опустит взгляд в пол, зальется румянцем и начнёт что-то, извиняясь через каждый слог, лепетать. Это ж всё-таки нужно иметь характер... Или что нужно иметь? Я просто, как обычно, сужу о людях по себе, и вот за себя со стопроцентной уверенностью могу скзать, что это просто страшно! Страшно до боли в желудке, до слёз! Это же такой удар по самолюбию! Ты обнажился, открылся, мол, вот он я - весь твой, с потрохами и прочим - только забери! А тебя так аккуратненько обратно закрыли, чуток заштопали и сказали, спасибо, конечно, но такого говна нам не надо, звиняй, оставь себе! Я себе обещание, можно сказать, дала - находясь в сознательном состоянии никогда и ни за что не говорить человеку, что у тебя к нему чувства! Вдруг этот человек не разделяет твоих восторгов? Я бы, пожалуй, просто взорвалась на месте.

Так что за черту характера нужно иметь, чтобы таким образом жертвовать своей гордостью, заранее зная об отказе? Смелость или что это? Может быть, все дело в том, что и без того забитое самолюбие просто спокойно выдержит ещё один удар? Так я, получается, та ещё трусиха, раз морально не готова подставлять под пусть несильное, но все же избиение нежную, тонкую и ранимую душу.

@темы: Прогулка ночью, как попытка суицида... (с), По морде получили? Распишитесь! (с), О, дай мне, дай мне, дай мне удлинитель! (с), Не спрашивай у женщин "Почему"... (с), И жить не хочется, и застрелиться лень... (с), Да, невесёлым получился некролог... (с), - Не надо инсценировать раздумья. (с), - Любимая, не плачь... Найдём тебе мужчину. (с)

15:47 

Советы.

Молодая красивая дрянь... (с) Есенин
В нашу с ним последнюю встречу он смотрел на меня хмуро, пока я, поджав губы, разглядывала запотевший бокал.
- Конечно, - говорил он, - мои слова для тебя не так уж и важны, но лучше все же послушай другого, нежели будешь постоянно копаться в себе. Ты в очередной раз что-то выдумаешь.
- Угу, - вздохнула я, потому что уже много чего выдумала.
- Это нормально, Марин. Совершенно нормально, понимаешь? Ты ведь искала именно этого, так? Вот прям по каждому пункту - этого. И вот сейчас, когда вышло, ты просто растерялась. Это ли мне было нужно? Что же хотеть дальше? Вот ты и ищешь хоть чего-нибудь, что не сбылось. Не так просто взять и поменять предмет поисков. Поняла меня?

А я-то поняла, и звучало очень правильно и приятно, но я ведь УЖЕ успела на выдумывать всякой херни и от неё уже не отделаться. С ней-то, с ней мне что делать?

@темы: - Не надо инсценировать раздумья. (с), Да, невесёлым получился некролог... (с), И жить не хочется, и застрелиться лень... (с), Не спрашивай у женщин "Почему"... (с), По морде получили? Распишитесь! (с), Прогулка ночью, как попытка суицида... (с)

15:39 

Ты не человек.

Молодая красивая дрянь... (с) Есенин
- Девушка, могу ли я попросить вас уделить мне несколько минут и ответить на пару вопросов?
- Ну, допустим.
- Как вас зовут?
- Катя.
- В каком городе вы проживаете?
- Санкт-Петербург.
- А сколько вам полных лет?
- 26
- Секундочку, - слышно, что девушка что-то набирает на компьютере, - ой, прошу прощения, что потратила ваше время. К сожалению, всех людей из Питера вашего возраста мы уже опросили. Спасибо, всего доброго.

- И, - говорит моя подруга, - девушка вешает трубку, а я сижу и думаю, если всех двадцатишестилетних петербуржцев они уже опросили, а меня нет, то кто же я?!

@темы: Прогулка ночью, как попытка суицида... (с), По морде получили? Распишитесь! (с), - Смеяться - вы последний? Я за вами. (с), - Не надо инсценировать раздумья. (с)

15:10 

Молодая красивая дрянь... (с) Есенин
Папа ведёт себя странно. Что-то бубнит, иногда огрызается, не хочет разговаривать. На все вопросы, что случилось, грозно смотрит, сведя брови на переносице, по-женски отвечает, что ничего не случилось, и продолжает бубнить.

Мама, вроде бы, достучалась до него, узнала. Выяснилось, что это он так скучает. Я ещё никуда не делась, даже футболки собирать не начала, а он уже скучает. И даже не знаю, как к этому относиться и как правильно себя вести. И, вроде бы, совсем не хочется, чтобы он скучал и расстраивается, успокаивать его тоже считаю излишним, но и поводом для того, чтобы я никуда не уезжала, его поведение тоже не считаю. В конце концов, Саша определил мне "царство" на кухне, то есть моё наличие в квартире предполагалось... Просто как-то все непривычно и странно.

@темы: Ага, понятно, дом-то сумасшедший... (с), - Не надо инсценировать раздумья. (с), Да, невесёлым получился некролог... (с)

21:38 

Молодая красивая дрянь... (с) Есенин
Вот, что заметила.
На меня ведутся всякие дебилы. Не в смысле, мужики. А в смысле вообще. То есть и девушки, и мужики, и всякая тварь лесная. То ли я сама выгляжу умалишенной, то ли слишком наивной, то ли я не знаю других причин. Возможно, я просто слишком вежлива, а так нельзя.

Короче, вот передо мной будет стоять какая-нибудь бомжеватая хня, хлопающая глазами, и загонять всякую ересь, про то, какая она расчудесная, и где училась, и где лечилась, и какие потрясающие у неё знакомые... Они, нормально разговаривая в обычной ситуации, вдруг начинают выдумывать какой-то акцент, или даже смесь акцентов. Они будут рассказывать какую-нибудь херь, а я просто буду слушать. Потому что я дебил. Потому что я вежливая пиздец.

@темы: Прогулка ночью, как попытка суицида... (с), По морде получили? Распишитесь! (с), Палат больничных радостные краски... (с), - Не надо инсценировать раздумья. (с)

17:49 

Хочу...

Молодая красивая дрянь... (с) Есенин
...высыпаться. (Хоть иногда)
...нормально питаться.
...чтобы было время на зал. (Потому что дома я не способна себя заставить заниматься)
...в Карелию.
...чтобы было, с кем поговорить.
...абрикосов.
...красного вина.
...ничего не делать несколько дней подряд. (А ещё лучше - неделю)
...человеческого тепла и заботы.
...представлять, что я вообще хочу от жизни.
...прекратить е*ать себе мозг.
...кигуруми жирафа.
...чтобы люди, находящиеся на расстоянии моей слышимости, перестали говорить "звОнит" и "ихний".
...перестать постоянно бояться.
...на курсы вокала.
...уметь вкусно готовить.
...потискать енота.
...новые сапоги.
...иметь причины снова любить людей.
...красивую фигуру.
...перестать слушать грустные песни.
...слышать комплименты.
...Гринфилд Кристмас Ти.
...снова делать украшения.
.
.
.

@темы: По морде получили? Распишитесь! (с), И жить не хочется, и застрелиться лень... (с), - Не надо инсценировать раздумья. (с)

21:22 

lock Доступ к записи ограничен

Молодая красивая дрянь... (с) Есенин
Тут осеннее бабское соплежуйство. Не для слабонервных.

URL
13:56 

О репутации.

Молодая красивая дрянь... (с) Есенин
- А меня вчера с лестницы спустили.

Моя подруга, признаться, вообще не любит здороваться и желать доброго утра, когда звонит мне. Она начнает разовор с того, что считает самым важным. И это важное, как водится, не явялется лицемерным пожеланием хорошего дня или пустыми разговорами о погоде. Катя рубит с плеча, заставляя тем самым меня просто молча дожидаться продолжения повествования. Это один из ее любимых приёмов ведения разговора. Есть еще один, но они, в общем-то, связаны. Второй - долгие паузы. Меня, правда, несколько удивляет, что она продолжает отрабатывать все эти приёмы на мне, потому что я много лет уже на них не ведусь. Это я к чему вообще всё говорю-то... К тому, что после сообщения Катей новости о том, что она исследовала жопой лестницу в баре, в нашем душевном утреннем трёпе наступила томительная тишина. Спустя секунд десять этой прекрасной, не буду врать, тишины, я горестно вздохнула.

- Я тебя внимательно.

Эта фраза - практически то же самое, что и сидеть в шторм в законопаченной квартире и смотреть на творящийся за окном беспредел, но в какой-то момент подойти к окну, открыть его и впустить в квартиру бешеный ветер. Вот серьезно, потоком слов сносит так же, как и штормвым ветром. Я выслушала то, как она съездила на День Рождения к нашей общей знакомой, каким странным способом до неё добралась, как они по-семейному посидели в квартире и как потом поехали в бар. Эта объёмная часть рассказа меня совершенно не интересовала. И когда я уже собиралась сообщить, что разговор должен быть не об этом, подруга все же перешла к сути.

- И мы уже такие весьма подпитые были, и я со Славой разговорилась. Ну, ты сама понимаешь, когда в баре шумно, да и вообще во время пьянок никто и никогда не разговаривает всем столом, люди общаются по два-три человека и чувствуют себя вполне комфортно.
- Угу, - подтверждаю я, но уже явно скриплю зубами.
- И вот, в общем, стоим мы на лестнице со Славой, общаемся. И вдруг ко мне сзади подлетает эта его новая жена, хватает за волосы и резко дергает назад. А я так неустойчиво стояла, что, в общем, не удералась и пролетела оставшиеся ступеньки вниз.
- Аргументировала порыв?
- Конечно! Я ее мужа клеила!

Мне стало смешно, я так понимаю, что хихикающей на другом конце трубки Катерине - не меньше. И пока мы подхихикивали, она продолжила рассказ о том, как и что поисходило дальше. Дело в том, что при всей нашей насыщенной драками и разборками юности, мы с Мелкой придерживаемся мнения, что любая драка и потасовка портит праздник и является, в общем-то, банально неуважением к в данном случае имениннику. Потому моя подруга постаралась свести конфликт на нет, не контактируя с виновницей своего полета. Хотя все ей дружно говорили: "Ой, я б ей всекла!" - включая саму именинницу. А потом Катя выдает (примерно в тот же момент эта мысль появилась и в моей голове):

- Знаешь, а я поднимаюсь с жопы, представь себе, и думаю еще, хорошо, что тебя здесь нет. Точно б потасовка началась.

В драки я не лезу уже лет десять, как школу закончила. Разнимала драки - да, конечно, бывает всякий пьяный бред, но сама никому не стучала в бубен уже очень и очень давно. И у меня, и у подруги моей весьма неженский метод ведения, с позволения сказать, боя. Мы никогда и никог не хватали за волосы и не пытались выцарапать глаза длинными острыми когтищами. Ни-ког-да! Поэтому, наверное, в школу тоже ни разу в синяках и побитыми не возвращались. И было у меня в те далекие времена одно свойство. Если трогали Катю, а она не успевала среагировать, это успевала сделать я. И эта репутация за мной закрепилась, хотя, напомню, я не участвовала в драках лет десять. И я, вообще-то, за моральное насилие... Я предпочту унижать человека, чем бить его. Странно это как-то...

@темы: Прогулка ночью, как попытка суицида... (с), По морде получили? Распишитесь! (с), О, дай мне, дай мне, дай мне удлинитель! (с), - Не надо инсценировать раздумья. (с)

11:58 

Молодая красивая дрянь... (с) Есенин
Я обещаю тебе, Марина, что я завяжу! Родная дочь впервые мне сказала подобное! Я услышал тебя, родная, я понял! Наверное, я действительно болен! Но я не хочу лечиться, я как-нибудь сам справлюсь! Вы же моя семья, что у меня будет, если не вы! Я сам! Я брошу! Я обещаю!

Наверное, я слишком доверяю словам близких мне людей. Они ведь, в моём понимании, не станут врать просто для того, что выглядеть лучше. В чьих глазах? Своих? Моих? Вообще левых людей?! Они же ОБЕЩАЛИ!!! И я, как наивная дура, хотя уж такой себя никогда не считала, верю. А потом они, естественно, не выполняют ничего из обещанного. НИ-ЧЕ-ГО-ШЕНЬ-КИ! Я столько раз уже в этом убеждалась, столько раз отплясывала цыганочку с выходом на поле, усеянном гряблями, что каждый раз все больнее и больнее.

Уже не хочется ничего делать и ни с чем разбираться. Хочется сесть в тёмный угол, прижать колени к подбородку и просто смотреть в стену. Ни о чем не думать. Ни на что не надеяться. Никого не слушать. И ничему не верить.

Я потом прям таки поразительно-удивительным кажется тот факт, что я пропускаю через десяток фильтров сказанные кем-нибудь настоящие искренние слова, серьёзные обещания. Пропускаю, рассматриваю под лупой, что осталось и, само собой, иронично воспринимаю каждую букву. И не верю. Ни звуку.

Действительно! Люди же всегда честны, Марина! Надо верить, блеать, людям! Что ж ты такая черствая, Марина? Ты можешь быть помягче? Сука ты, Марина, и стерва! Никому ты такая будешь не нужна! И помрешь одна! С кошками!

@темы: Прогулка ночью, как попытка суицида... (с), По морде получили? Распишитесь! (с), И жить не хочется, и застрелиться лень... (с), Да, невесёлым получился некролог... (с), - Не надо инсценировать раздумья. (с)

13:24 

Свеча горела на столе...

Молодая красивая дрянь... (с) Есенин
Звонок раздался, когда Андрей Петрович потерял уже всякую надежду.
— Здравствуйте, я по объявлению. Вы даёте уроки литературы?

Андрей Петрович вгляделся в экран видеофона. Мужчина под тридцать. Строго одет — костюм, галстук. Улыбается, но глаза серьёзные. У Андрея Петровича ёкнуло под сердцем, объявление он вывешивал в сеть лишь по привычке. За десять лет было шесть звонков. Трое ошиблись номером, ещё двое оказались работающими по старинке страховыми агентами, а один попутал литературу с лигатурой.

— Д-даю уроки, — запинаясь от волнения, сказал Андрей Петрович. — Н-на дому. Вас интересует литература?
— Интересует, — кивнул собеседник. — Меня зовут Максим. Позвольте узнать, каковы условия.
«Задаром!» — едва не вырвалось у Андрея Петровича.
— Оплата почасовая, — заставил себя выговорить он. — По договорённости. Когда бы вы хотели начать?
— Я, собственно... — собеседник замялся.
— Первое занятие бесплатно, — поспешно добавил Андрей Петрович. — Если вам не понравится, то...
— Давайте завтра, — решительно сказал Максим. — В десять утра вас устроит? К девяти я отвожу детей в школу, а потом свободен до двух.
— Устроит, — обрадовался Андрей Петрович. — Записывайте адрес.
— Говорите, я запомню.

В эту ночь Андрей Петрович не спал, ходил по крошечной комнате, почти келье, не зная, куда девать трясущиеся от переживаний руки. Вот уже двенадцать лет он жил на нищенское пособие. С того самого дня, как его уволили.

— Вы слишком узкий специалист, — сказал тогда, пряча глаза, директор лицея для детей с гуманитарными наклонностями. — Мы ценим вас как опытного преподавателя, но вот ваш предмет, увы. Скажите, вы не хотите переучиться? Стоимость обучения лицей мог бы частично оплатить. Виртуальная этика, основы виртуального права, история робототехники — вы вполне бы могли преподавать это. Даже кинематограф всё ещё достаточно популярен. Ему, конечно, недолго осталось, но на ваш век... Как вы полагаете?

Андрей Петрович отказался, о чём немало потом сожалел. Новую работу найти не удалось, литература осталась в считанных учебных заведениях, последние библиотеки закрывались, филологи один за другим переквалифицировались кто во что горазд. Пару лет он обивал пороги гимназий, лицеев и спецшкол. Потом прекратил. Промаялся полгода на курсах переквалификации. Когда ушла жена, бросил и их.

Сбережения быстро закончились, и Андрею Петровичу пришлось затянуть ремень. Потом продать аэромобиль, старый, но надёжный. Антикварный сервиз, оставшийся от мамы, за ним вещи. А затем... Андрея Петровича мутило каждый раз, когда он вспоминал об этом — затем настала очередь книг. Древних, толстых, бумажных, тоже от мамы. За раритеты коллекционеры давали хорошие деньги, так что граф Толстой кормил целый месяц. Достоевский — две недели. Бунин — полторы.

В результате у Андрея Петровича осталось полсотни книг — самых любимых, перечитанных по десятку раз, тех, с которыми расстаться не мог. Ремарк, Хемингуэй, Маркес, Булгаков, Бродский, Пастернак... Книги стояли на этажерке, занимая четыре полки, Андрей Петрович ежедневно стирал с корешков пыль.

«Если этот парень, Максим, — беспорядочно думал Андрей Петрович, нервно расхаживая от стены к стене, — если он... Тогда, возможно, удастся откупить назад Бальмонта. Или Мураками. Или Амаду».

Пустяки, понял Андрей Петрович внезапно. Неважно, удастся ли откупить. Он может передать, вот оно, вот что единственно важное. Передать! Передать другим то, что знает, то, что у него есть.

Максим позвонил в дверь ровно в десять, минута в минуту.
— Проходите, — засуетился Андрей Петрович. — Присаживайтесь. Вот, собственно... С чего бы вы хотели начать?
Максим помялся, осторожно уселся на край стула.
— С чего вы посчитаете нужным. Понимаете, я профан. Полный. Меня ничему не учили.
— Да-да, естественно, — закивал Андрей Петрович. — Как и всех прочих. В общеобразовательных школах литературу не преподают почти сотню лет. А сейчас уже не преподают и в специальных.
— Нигде? — спросил Максим тихо.
— Боюсь, что уже нигде. Понимаете, в конце двадцатого века начался кризис. Читать стало некогда. Сначала детям, затем дети повзрослели, и читать стало некогда их детям. Ещё более некогда, чем родителям. Появились другие удовольствия — в основном, виртуальные. Игры. Всякие тесты, квесты... — Андрей Петрович махнул рукой. — Ну, и конечно, техника. Технические дисциплины стали вытеснять гуманитарные. Кибернетика, квантовые механика и электродинамика, физика высоких энергий. А литература, история, география отошли на задний план. Особенно литература. Вы следите, Максим?
— Да, продолжайте, пожалуйста.

— В двадцать первом веке перестали печатать книги, бумагу сменила электроника. Но и в электронном варианте спрос на литературу падал — стремительно, в несколько раз в каждом новом поколении по сравнению с предыдущим. Как следствие, уменьшилось количество литераторов, потом их не стало совсем — люди перестали писать. Филологи продержались на сотню лет дольше — за счёт написанного за двадцать предыдущих веков.

Андрей Петрович замолчал, утёр рукой вспотевший вдруг лоб.

— Мне нелегко об этом говорить, — сказал он наконец. — Я осознаю, что процесс закономерный. Литература умерла потому, что не ужилась с прогрессом. Но вот дети, вы понимаете... Дети! Литература была тем, что формировало умы. Особенно поэзия. Тем, что определяло внутренний мир человека, его духовность. Дети растут бездуховными, вот что страшно, вот что ужасно, Максим!
— Я сам пришёл к такому выводу, Андрей Петрович. И именно поэтому обратился к вам.
— У вас есть дети?
— Да, — Максим замялся. — Двое. Павлик и Анечка, погодки. Андрей Петрович, мне нужны лишь азы. Я найду литературу в сети, буду читать. Мне лишь надо знать что. И на что делать упор. Вы научите меня?
— Да, — сказал Андрей Петрович твёрдо. — Научу.

Он поднялся, скрестил на груди руки, сосредоточился.
— Пастернак, — сказал он торжественно. — Мело, мело по всей земле, во все пределы. Свеча горела на столе, свеча горела...

— Вы придёте завтра, Максим? — стараясь унять дрожь в голосе, спросил Андрей Петрович.
— Непременно. Только вот... Знаете, я работаю управляющим у состоятельной семейной пары. Веду хозяйство, дела, подбиваю счета. У меня невысокая зарплата. Но я, — Максим обвёл глазами помещение, — могу приносить продукты. Кое-какие вещи, возможно, бытовую технику. В счёт оплаты. Вас устроит?
Андрей Петрович невольно покраснел. Его бы устроило и задаром.
— Конечно, Максим, — сказал он. — Спасибо. Жду вас завтра.

— Литература - это не только о чём написано, — говорил Андрей Петрович, расхаживая по комнате. — Это ещё и как написано. Язык, Максим, тот самый инструмент, которым пользовались великие писатели и поэты. Вот послушайте.
Максим сосредоточенно слушал. Казалось, он старается запомнить, заучить речь преподавателя наизусть.

— Пушкин, — говорил Андрей Петрович и начинал декламировать.
«Таврида», «Анчар», «Евгений Онегин».
Лермонтов «Мцыри».
Баратынский, Есенин, Маяковский, Блок, Бальмонт, Ахматова, Гумилёв, Мандельштам, Высоцкий...
Максим слушал.
— Не устали? — спрашивал Андрей Петрович.
— Нет-нет, что вы. Продолжайте, пожалуйста.

День сменялся новым. Андрей Петрович воспрянул, пробудился к жизни, в которой неожиданно появился смысл. Поэзию сменила проза, на неё времени уходило гораздо больше, но Максим оказался благодарным учеником. Схватывал он на лету. Андрей Петрович не переставал удивляться, как Максим, поначалу глухой к слову, не воспринимающий, не чувствующий вложенную в язык гармонию, с каждым днём постигал её и познавал лучше, глубже, чем в предыдущий.

Бальзак, Гюго, Мопассан, Достоевский, Тургенев, Бунин, Куприн.
Булгаков, Хемингуэй, Бабель, Ремарк, Маркес, Набоков.
Восемнадцатый век, девятнадцатый, двадцатый.
Классика, беллетристика, фантастика, детектив.
Стивенсон, Твен, Конан Дойль, Шекли, Стругацкие, Вайнеры, Жапризо.

Однажды, в среду, Максим не пришёл. Андрей Петрович всё утро промаялся в ожидании, уговаривая себя, что тот мог заболеть. Не мог, шептал внутренний голос, настырный и вздорный. Скрупулёзный педантичный Максим не мог. Он ни разу за полтора года ни на минуту не опоздал. А тут даже не позвонил. К вечеру Андрей Петрович уже не находил себе места, а ночью так и не сомкнул глаз. К десяти утра он окончательно извёлся, и когда стало ясно, что Максим не придёт опять, побрёл к видеофону.
— Номер отключён от обслуживания, — поведал механический голос.

Следующие несколько дней прошли как один скверный сон. Даже любимые книги не спасали от острой тоски и вновь появившегося чувства собственной никчемности, о котором Андрей Петрович полтора года не вспоминал. Обзвонить больницы, морги, навязчиво гудело в виске. И что спросить? Или о ком? Не поступал ли некий Максим, лет под тридцать, извините, фамилию не знаю?

Андрей Петрович выбрался из дома наружу, когда находиться в четырёх стенах стало больше невмоготу.
— А, Петрович! — приветствовал старик Нефёдов, сосед снизу. — Давно не виделись. А чего не выходишь, стыдишься, что ли? Так ты же вроде ни при чём.
— В каком смысле стыжусь? — оторопел Андрей Петрович.
— Ну, что этого, твоего, — Нефёдов провёл ребром ладони по горлу. — Который к тебе ходил. Я всё думал, чего Петрович на старости лет с этой публикой связался.
— Вы о чём? — у Андрея Петровича похолодело внутри. — С какой публикой?
— Известно с какой. Я этих голубчиков сразу вижу. Тридцать лет, считай, с ними отработал.
— С кем с ними-то? — взмолился Андрей Петрович. — О чём вы вообще говорите?
— Ты что ж, в самом деле не знаешь? — всполошился Нефёдов. — Новости посмотри, об этом повсюду трубят.

Андрей Петрович не помнил, как добрался до лифта. Поднялся на четырнадцатый, трясущимися руками нашарил в кармане ключ. С пятой попытки отворил, просеменил к компьютеру, подключился к сети, пролистал ленту новостей. Сердце внезапно зашлось от боли. С фотографии смотрел Максим, строчки курсива под снимком расплывались перед глазами.

«Уличён хозяевами, — с трудом сфокусировав зрение, считывал с экрана Андрей Петрович, — в хищении продуктов питания, предметов одежды и бытовой техники. Домашний робот-гувернёр, серия ДРГ-439К. Дефект управляющей программы. Заявил, что самостоятельно пришёл к выводу о детской бездуховности, с которой решил бороться. Самовольно обучал детей предметам вне школьной программы. От хозяев свою деятельность скрывал. Изъят из обращения... По факту утилизирован.... Общественность обеспокоена проявлением... Выпускающая фирма готова понести... Специально созданный комитет постановил...».

Андрей Петрович поднялся. На негнущихся ногах прошагал на кухню. Открыл буфет, на нижней полке стояла принесённая Максимом в счёт оплаты за обучение початая бутылка коньяка. Андрей Петрович сорвал пробку, заозирался в поисках стакана. Не нашёл и рванул из горла. Закашлялся, выронив бутылку, отшатнулся к стене. Колени подломились, Андрей Петрович тяжело опустился на пол.

Коту под хвост, пришла итоговая мысль. Всё коту под хвост. Всё это время он обучал робота.

Бездушную, дефективную железяку. Вложил в неё всё, что есть. Всё, ради чего только стоит жить. Всё, ради чего он жил.

Андрей Петрович, превозмогая ухватившую за сердце боль, поднялся. Протащился к окну, наглухо завернул фрамугу. Теперь газовая плита. Открыть конфорки и полчаса подождать.

И всё.

Звонок в дверь застал его на полпути к плите. Андрей Петрович, стиснув зубы, двинулся открывать. На пороге стояли двое детей. Мальчик лет десяти. И девочка на год-другой младше.

— Вы даёте уроки литературы? — глядя из-под падающей на глаза чёлки, спросила девочка.
— Что? — Андрей Петрович опешил. — Вы кто?
— Я Павлик, — сделал шаг вперёд мальчик. — Это Анечка, моя сестра. Мы от Макса.
— От... От кого?!
— От Макса, — упрямо повторил мальчик. — Он велел передать. Перед тем, как он... как его...
— Мело, мело по всей земле во все пределы! — звонко выкрикнула вдруг девочка.

Андрей Петрович схватился за сердце, судорожно глотая, запихал, затолкал его обратно в грудную клетку.
— Ты шутишь? — тихо, едва слышно выговорил он.
— Свеча горела на столе, свеча горела, — твёрдо произнёс мальчик. — Это он велел передать, Макс. Вы будете нас учить?
Андрей Петрович, цепляясь за дверной косяк, шагнул назад.
— Боже мой, — сказал он. — Входите. Входите, дети.

Майк Гелприн

Решила, что не хочу потерять этот рассказ...

@темы: - Не надо инсценировать раздумья. (с), Да, невесёлым получился некролог... (с), И жить не хочется, и застрелиться лень... (с)

11:57 

Молодая красивая дрянь... (с) Есенин
Я очень люблю сказки. Не адаптированные, где нет крови, и мозги не размазаны по стене. А вот настоящие, с глупостью королей, королев, где один сплошной разврат, похоть, кишки, кровь и хрень.
На днях мы просто зашли с Сашей в Буквоед, и я вспомнила, что хотела собрать целую коллекцию сборников сказок, все с яркими сочными изображениями на обложке... Эх...

@темы: - Не надо инсценировать раздумья. (с)

16:05 

Молодая красивая дрянь... (с) Есенин
Как много нежных, трогательных и уютных идей загибаются под гнетом отсутствия финансирования, жуткой бумажной волокиты и безусловного разорения, потому что никто толком не хочет платить за простую семейную обстановку.

@темы: - Не надо инсценировать раздумья. (с)

главная